Rambler's Top100

GISMETEO.RU: погода в г. Андижан

1-2-3-4-5-6

Майли-Сай, он же Майлису, он же Майлуу-Суу. Маленький городок на юге Киргизии, основанный в конце войны для добычи и переработки урана. Основателем являлся Гаршин Петр Петрович, в то время директор предприятия п/я 200.

Огромные залежи радиоборита в урочище Майли-Сай открыл в 1929 году академик Ферсман, но тогда они не нашли применения.

В данной местности с 1901 года добывали нефть (откуда, собственно, и название реки, а следом и города: Майли-Сай, что переводится как "масляная вода"), а интерес к урану возник гораздо позднее. И, как обычно, сначала у американцев, а уж потом у наших...

Американцы "присосались" к нашему урану во время войны, когда гоняли на аэродром в районе поселка Маданият свои "аэрокобры", поставляемые по лендлизу. В обратном направлении до 1945 года шел поток урановой руды, которую собирали открытым способом и перевозили на ишаках в Маданият местные жители. Американцы принимали руду по цене $1 за хурджум (чересседельная сумка, примерно мешок). Там же была американская лавка, где баксы можно было поменять на товар: керосин, сапоги, чай, спички...

Ну, а потом подоспели наши и нахальных янки мягко поперли. Но сливки те снять успели... Существует легенда, что первая американская бомба, как и первая советская, были сделаны из нашего урана. Насколько это соответствует действительности, я не знаю.

Практически все открытые выходы, специалисты в штатском из страны вечнозеленого бакса, выгребли. Нашим пришлось добывать руду шахтным методом. Вот тут и был основан наш городок. Вокруг же были очаровательные горы, заросшие дикими плодовыми и ореховыми лесами, которые были населены кабанами, барсуками, лисами и дикобразами, изрыты вдоль и поперек урановыми шахтами.


Фото Виктора Гросса. Вайсмайн. Германия

Разработка месторождения Майлуу-Суу началась в 1946 году и продолжалась до 1968 года. К 1968 году были открыты более богатые месторождения в Краснокаменске (Забайкалье), Степногорске (Казахстан), Учкудуке (Узбекистан), под Кзыл-Ордой (юг Казахстана). Там содержание урана было более богатым, а добыча более легкой. И комбинат перевели туда.

В различные годы директорами предприятия были Вишняков, Степанец, Данилов. Последним директором был Сталь Сергеевич Покровский. Главным инженером все годы работы предприятия прослужил Лев Христофорович Мальский.

Помимо рудников, в Майли-Сае работали две обогатительные фабрики, перерабатывавшие не только майли-сайскую руду, но и сырье близлежащих рудников - Шекафтар, Кызыл-Джар и др., расположенных в Ферганской долине. Завозили в Майли-Сай руду также из Восточной Германии, Чехословакии, Болгарии.

Для работы в шахтах и строительства обогатительных фабрик (а попутно и города) сюда завезли в конце войны добровольно-принудительм методом немцев, вывезенных из Поволжъя, татар, вывезенных из Крыма, а также прочий социально неблизкий люд. Ссыльно-поселенцев стали пользовать по полной программе в мирных целях. Сколько их полегло в результате использования, сейчас не скажет никто. Потому что никто не считал. Хоронили их в братских могилах в прилегающих горах, не особо заботясь о памятниках и надгробиях. Старики поговаривают, что народу там лежит раз в двадцать больше, чем на официальном кладбище.

А к концу войны начали поступать для исправления трудотерапией пленные немцы и так называемые "шестилетники" - то есть всяческий народ, побывавший в плену или на оккупированной территории, умудрившийся там не сдохнуть и не сумевший объяснить как... Это сейчас они все, слава Богу, ветераны и участники, а тогда им, недолго размышляя, "припаивали" по 6 лет лагерей и отправляли в различные нерадостные места, по сравнению с которыми фашистские концлагеря были похожи на пионерские. Лаврик и его команда ни в средствах, ни в методах не стеснялись, подопытных не жалели, оправданий себе не искали. Именем советской власти и пророка ее...
Сразу оговорюсь, что меня в то время и в проекте еще не было, а отец мой, Виталий Назарович Андреев, служил в действующей армии и сюда приехал аж в 1954 году, вместе с моей мамой (Андреевой, в девичестве Краснокутской, Валентиной Антоновной). Тут и я уже был на подходе.

А посему ярлыки мне "присобачивать" не нужно. Я пишу о том, что было, опираясь на документальные источники, свидетельства очевидцев и собственные воспоминания.

Но это все лирика. Вернемся к нашим рудникам.

Уже к 1946 году поселок жил полной жизнью: два обогатительных завода (гидрометалургический завод №3 и №7) в полную силу выдавали обогащенный уран и отправляли его по месту требования. Правда, Майли-Сая в полном смысле еще не было. Тогда это называлось так - Москва, п/я 200. Во как! Мы тоже москвичи, в наших-то "палестинах"!

Интересно? Тогда читаем дальше...

1-2-3-4-5-6

Последнее обновление Monday, April 24, 2006 23:32

Цитирование без ссылки на сайт запрещается
© Valery Andreev

 

X