Rambler's Top100


Ну что Вам рассказать обо мне, любимом. Годов мне брмндцать, то-есть родился я 26 июля 1954 года, что и было в последствии объявлено всесемейным Днем Моего Рождения. Знаменательное событие сие произошло на поле, в близи села Арал, Ленинского района, Джалал-Абадской области, ровно на 2 месяца ранее запланированного срока. Непосредственное участие в данном судьбоносном процессе, приняла моя мама, Андреева (Краснокутская) Валентина Антоновна. Не последним человеком в самом процессе изготовления, был и мой папа, Андреев Виталий Назарович. Нужно сказать, что с родителями мне повезло. Они любили меня. Они учили меня. Они заботились обо мне. Они приучили меня читать книги, мыслить и полагаться только на проверенные данные. Они приучили меня все делать самому, все уметь и не бояться учиться тому, что я пока не умею. Мама моя, мир праху ее, была с Дона, из Ростова - на - Дону, донская казачка. Через всю жизнь пронесла она несгибаемый дух свободоволия, здравомыслия и любви. Папа же, (слава богу, он жив и здоров и в свои 79 еще бегает в горы на охоту), родился под Тамбовом, и до сих пор его золотые руки не знают покоя, а изобретательный ум всегда находит им занятие. Любая ржавая железка в его руках превращается в сверкающее произведение искусства. И мне кажется, нет такого дела, которого он не умел бы делать.

Мне было шесть месяцев от роду, когда мои родители приехали в поселок Майлису, где и остались до сегодняшнего дня. Приворожил этот край моего отца, и осталась наша семья навсегда здесь. А корни нашей семьи пошли из разных концов России, мамин род, как я уже говорил, ведет начало свое с Дона, из города Ростов-на-Дону, а папин из-под Тамбова.

Детство мое прошло весело и счастливо, родители заботились обо мне, моем брате и сестре и старались сделать все возможное, чтобы мы выросли нормальными людьми. Мы и росли, в меру сил. В школу я пошел в 1961 году и благополучно окончил ее в 1971. В том же году поступил в Майли-Сайский электромеханический техникум, который закончил в 1974 году.

Началась трудовая деятельность. Два года проработал я в электротехнической лаборатории ТЭЦ, где свела меня судьба с прекрасными людьми и великолепными профессионалами. Многому научился я у Александра Абрамовича Дика, Виктора Карташова, Володи Карпенко. Там я получил настоящую профессию. Потом меня пригласили работать в ВЧ 54286, которая располагалась в нашем городе. И там встретил я настоящих профессионалов и прекрасных людей, у которых было чему поучиться. Воинская часть была необычной. На одну роту солдат приходилось почти две роты офицеров. И основная масса их были не служаки, а инженеры в полном смысле этого слова. Поскольку времени прошло много, часть разрушена и государство, которому я давал подписку о неразглашении, перестало существовать, рискну рассказать, чем занималась наша часть.

При любом ядерном взрыве, кроме основного предназначения - ударной волны, светового и радиоактивного излучения, возникают и побочные продукты. Это акустическая волна, сейсмическая волна, радиоизлучение на определенных частотах, выброс радиоактивных изотопов в верхние слои атмосферы. Все эти вторичные признаки распространяются на сверхдальние расстояния и имеют характерные параметры. Выделив такие сигналы и используя методы триангуляции, можно судить о месте взрыва, его мощности и прочих параметрах. Полезность таких знаний в те времена не вызывала сомнений. Так что такая часть бала не одна. Аппаратура была самой современной, специалисты - превосходными. Почти все офицеры окончили военную академию им. Дзержинского, а там дураков не принимали...

Великолепные были ребята: Валера Пугачев, Алексей Шилов, Володя Беспалов, Виктор Степанов, Володя Белевич, Александр Прохоров, Владимир Семенович Титов, Анатолий Петрович Крюков, Володя Лыскин, Володя Кокаулин, Раф Галеев, Сергей Кичигин, Петр Чилин и многие, многие другие. Последние двое были переводчиками, знали в совершенстве английский и китайский языки.

Ах, как здорово было работать среди умных и знающих людей, могущих чему-то научить.

Были, правда и недостатки, гражданским платили негусто и квартир не давали. К тому времени я обзавелся семьей, родилась первая дочь, Лера, и эти факторы стали значимыми. Зарплата старшего инженера-метролога, составлявшая 125 руб. оклада плюс 25 рублей за секретность не позволяли в полной мере чувствовать себя человеком. В 1980 году я перешел работать в Ошскую лабораторию госнадзора Госстандарта СССР, где мне пообещали квартиру в короткие сроки. Зарплата, правда, не сильно отличалась от армейской, но квартира манила как обещанный верующим рай.

По прошествии 5 лет, квартира все также оставалась голубой мечтой. Все чаще я подступал к Максу Исааковичу Шварцману, начальнику ОЛГН, с вопросом - "Ну когда?", пока однажды он не признался, что квартиру дать мне он не может. На вопрос, "А зачем же вы мне обещали?" - он ответил - "Ну хоть 5 лет ты у нас проработал! 5 лет у меня голова не болела. Ты уйдешь - найдется и другой..."

И я ушел. На завод "Кыргызэлектроизолит", начальником Центральной Лаборатории Измерительной Техники. Там ничего не обещали, но платили неплохие деньги. А, кроме того, там были прекрасные ребята: Виктор Макаров, Анатолий Леонтьев, Алексей Слаков. Был там замечательный главный инженер, Худяков Александр Дмитриевич. За всю свою жизнь не встречал я человека, более достойного звания "Главного Инженера"! Правда, как и везде, встречались здесь в большом количестве идиоты. И что странно, эта категория "трудящихся", которая по меткому выражению Толика Леонтьева, "всю жизнь нихрена не делала, но делала это с большой охотой и старанием", всегда всплывала наверх и обладала уникальной непотопляемостью.

В конце 1987 года мой друг, Сергей Бурцев, пригласил меня на работу к нему, в цех светотехнических изделий при Электроламповом заводе. Условия были привлекательными, и я перешел работать в ЦСТИ. Это была не работа, это была песня. Сергей умел создать такую обстановку, что на работу мы бежали сломя голову и не торопились уходить по окончании рабочего дня. Описать это невозможно, это надо пережить...

Тут стряхнулась завершающая стадия перестройки. Начали закрываться цеха и заводы, закрыли и ЦСТИ. Благо, меня к тому времени приглашали в ОАСУ завода, и без работы я не остался. В ОАСУ работали в основном старые мои друзья Илья Левин, Юра Задорожный, Володя Вахоничев, Леша Мир. Так что в коллектив я влился без проблем. А вот с более высоким руководством, отношения сложились не очень. ОАСУ подчинялось главному экономисту Эреджеповой Музеин Садыковне, бабе огромных габаритов, с немеряным количеством дури в голове. Как всякая старая дева, на почве неудовлетворенности, была она злобной и категоричной. Ну, а сам я, отличался невоздержанностью языка и отсутствием чинопочитания. И однажды, после очередной "беседы" плюнул и перешел работать преподавателем информатики в школу-гимназию №4.

Произошло это в начале 1996 года. И тут начались чудеса. Школа начала сотрудничать с фондом Сороса, который оснастил ее современными, по тем временам, компьютерами, начал приглашать преподавателей на различные семинары, курсы и прочее. На одном из таких семинаров специалист фирмы "Азия-инфо" Александр Хорин рассказал нам об электронной почте и показал ее в действии. Это было как открытие нового мира, и я бросился в этот мир очертя голову. Был этот мир мало похож на современный Интернет, но начался он именно с этого. А точнее, даже с FIDO. Тот же Александр Хорин рассказал нам о бесплатной любительской сети, в которую я немедленно и влез. А далее фонд Сороса предоставил нам доступ к настоящей электронной почте. Ночами сидели мы с Ильей Левиным, исследуя этот новый мир и тратя сумасшедшие деньги на межгород... Сейчас трудно представить себе, как можно что-то получать на скорости 300 бит с секунду, но в то время и это казалось нам чудом. А уж когда удавалось зацепиться на 1200 - это вообще был праздник!

Энтузиазм не остался незамеченным. В конце мая фонд Сороса затребовал мой паспорт, а в конце июня меня вызвали в столицу, где и вручили паспорт с Шингенской визой и билеты на самолет в Барселону и обратно. Меня вместе с еще двумя киргизстанцами посылали на конференцию какого-то загадочного I*EARN.

Нельзя сказать, что я никогда не мечтал попасть за границу, но мечты эти были сродни детским фантазиям о пиратах, мушкетерах и прекрасных принцессах. И вот, неожиданно, мечта эта сбылась. Десять дней в Испании, в прекрасной Барселоне, столице Каталонии, в Манресе, в Каллюсе, в Вила-Нова-И-ля-Жельтру пролетели как один день. Встречи с интересными людьми, возможность поговорить с ними, обменяться мнениями, знаниями и умениями. Обретение новых друзей из множества стран мира. Беседы до поздней ночи, а то и до утра. Походы по старинным улочкам, уютным ресторанчикам, лавкам и магазинчикам. Сейчас, по прошествии времени, многое уже стало забываться или искажаться в памяти, но чувство чего-то сказочного и нереального осталось.

Прошел год, и сказка повторилась вновь. Только теперь я поехал в США, в штат Теннеси, в город Чатануга. Теперь я уже знал, что такое I*EARN, год прошел не зря. Ехал я уже не новичком в этом движении учителей разных стран, стремящихся улучшить образование с помощью Интернета. В Чатануге я уже читал лекции, и лекции эти были встречены на ура. А потом были десятки семинаров на Иссык-Куле, в Бишкеке, Алма-Ате, Таллинне, куда ездили мы с коллегами и учениками, где мы работали над совместными проектами с представителями разных стран. Где родился и несколько лет издавался электронный журнал "Содружество".

С 2001 года я снова стал работать на Электро-ламповом заводе. Сначала начальником лаборатории промэлектроники, а с 2003 года начальником службы промэлектроники и связи.



Последнее обновление Sunday, April 30, 2006

Цитирование без ссылки на сайт запрещается
© Valery Andreev
X